вторник, 14 марта 2017 г.

Рубен Пашинян

Си-бемоль, ми-бемоль, ля-бемоль…
Мы бежим навстречу солнцу!


Блокада.
Наш город.
Канун Нового года.
Монч, Арег и я.

1993-й.



— … Маскарад, я вам говорю! И сомнений быть не может!
— Извини, ты сейчас глумишься или просто дурак?..
— Почему?! Закатим карнавал, будем по очереди играть на пианино: один играет — остальные танцуют, потом поменяемся, конкурсы разные… Вход только в карнавальных костюмах! Ну или в масках.
— Я приду в костюме ковбоя!
— …извиняюсь, куда поставить «водку»?
— Поставь на паузу! Слушайте, надо устроить что-нибудь эдакое!
— Да я не против, но ты представляешь себе лица ребят? В стране голод, холод, света нет, газа, а ты…
— Так ведь то-то и оно! Сначала засмеют, но потом… непременно придут!
— Да, да, точно! Надо только им внушить, что боязнь выглядеть глупо выглядит еще глупее.
— Глубоко, Монч… Вот видишь, умный — тоже человек! …Ну ладно, допустим, собрались все, предположим, даже в карнавальных костюмах — дальше что?
— Танцы, конечно!
— Я извиняюсь, что снова встреваю, а девочки будут в бикини, или это уже мы как бы по ходу?..
— Монч, ну при чем тут это-то!
— Арег, ты его спрашивал, так я отвечу — он дурак! Слушай, что значит — при чем?! Что еще может быть… при том?!
— Да поймите вы наконец, нет несбыточных мечтаний — есть мечтатели-неудачники. Мы дыхание этого города. Он умирает, и если мы сейчас размякнем, опустим руки, значит, и городу конец. Мы обязаны встретить Новый год — так, чтоб спустя лет двадцать… снова захотелось вернуться в это время!
— Нет, ну ты смотри, что тестостерон животворящий делает… Куда вернуться, придурок, в эту холодрыгу? В эту ж…
— … Си-бемоль, ми-бемоль, ля-бемоль.
— Чего?!
— Знаки вспоминаю — танго «до-минор». На завтра. Си-бемоль, ми-бемоль и…
— Танго, значит? Издеваетесь? Ну-ну…
— Да успокойся ты, мы тоже… хотим. Сомневаемся просто. А так идея отличная. Правда, Монч?
— Да, конечно, я вот только думаю, стоит еще меню проработать: лед, вода простая, кипяченая, снег…
— Все, уймись! Значит, установка такая — отмечаем Новый год дома, потом собираемся у Монча. Понятно, гололед, многие придут под утро… Кстати! Я буду в костюме Фанфан-Тюльпана. Монч, а ты?
— А я буду в форме.
— Как он многогранен…
— Точно! В форме правильного многогранника.
— Значит, решили: ковбой, Тюльпан и… куб.
— Не куб, а икосаэдр!
— Почему?
— Звучит сексуальнее.
— … Си-бемоль, ми-бемоль, ля-бемоль…
— Да заткнись ты!

Свечей было три: в коридоре, у рояля и на столе. Ели, пили. Равенство нищих, голодных, но веселых и счастливых!.. Играли долго. Потом под шипение, треск и занудное хныканье какой-то безобразной среднеазиатской радиостанции танцевали все: от вальса до брейк-данса. Чокаясь бокалами с водой, произносили тосты с наилучшими — наитеплейшими! — пожеланиями. Пили и закусывали… муляжами. Пьянели, хохотали, а кого-то, помнится, стошнило. Перебрал, наверное.
Не хватило денег на подарки нашим девочкам. Мы нашли в чулане ракушки, на каждой написали конкретное имя и затем по очереди нашептывали туда пожелания — каждый что-то свое, что-то от души, чтоб потом все — ВСЕ это подарить девочкам и… Бежать, бежать морозным утром навстречу солнцу! Мы живы! Мы есть! Мы любим!..

— Господи, как голова разламывается после вчерашнего…
— Оттаяла, значит.
— Убейте этого дирижера!
— Что вчера было?
— Счастье, потом снова и еще на посошок — главное, не вспоминать.
— Мы девочек хоть проводили?
— Еще как! Ты был галантен и неисчерпаем, как замочная скважина.
— Но мы тебя ночью придушить хотели.
— Чего так? Храпел?
— Если бы! «Си-бемоль, ми-бемоль, ля-бемоль… Си-бемоль, ми-бемоль, ля-бемоль! Си-бемоль, ми-бемоль, ля-бемоль!! Мы бежим навстречу солнцу!..» И так всю ночь! Что тебе снилось-то?
— А я знаю?.. Девочки, наверное.
— Мулатки…
— Почему?
— Ну клавиши-то черные.
— Да ладно вам — маскарад удался.
— Это да… Только холодно очень.
— Это временно — главное, мы вместе. Мы вместе, ребята!
— А я неправильный многогранник: замерз.
— Ребят, а ведь скоро весна!
— Ждать долго. Но приятно.
— А давайте напишем книгу о нас — втроем!
— Точно, о нашей дружбе, об этом маскараде идиотском, о мечте…
— И чтоб она никогда не кончалась!


Светлой памяти Монча.


Комментариев нет:

Отправить комментарий