суббота, 11 марта 2017 г.

Карен Кочарян

телеведущий


Вам уже известно, что в 1991 году на Армянском телевидении группа хентов* вступала на революционный путь, однако в нашем случае не действовало революционное правило «кто был никем, тот станет всем», ибо есть правила, где бывают исключения. Слово «никем» не относилось ни к кому из нашей компании.
Артак Арзуманян — первый руководитель «3-го канала». Работая на Армянском телевидении, он еще до этого заявил о себе в отделе кинопрограмм, представляя телезрителям популярные еженедельные программы «Встреча» и «Мозаика». А раньше был одним из первых, кто начал готовить цикл «Архитектурно-исторические памятники Армении», и не раз получал выговоры за то, что в кадре появлялся крест на куполе той или иной церкви (тогда это запрещалось коммунистической атеистической идеологией). Однако профессионализм, патриотизм и карабахское упорство сказывались в нем в первую очередь. Он продолжал оставаться верным своим принципам. Да и председатель Гостелерадио Армении Степан Карпович Погосян, тоже большой патриот, понимал все отлично. Давая вынужденный приказ об очередном взыскании, как бы намекал: «Молодец. Продолжай в том же духе, а выговор — это ерунда». И Артак продолжал свое «противостояние».
Эльмира Арсенян — продюсер, ныне руководитель телекомпании «3-й канал». Придя на телевидение в конце 60-х в один день со Степаном Карповичем, поступила на работу в фонотеку. Тут же там появились порядок и уют. Кстати, Эльмира после Степана Карповича поменяла 7 руководителей, но осталась верной только ему. Их объединяло как сасунское происхождение, так и чувство высокого долга и профессионализма. Очень скоро ей было поручено руководить «мозгом» телевидения — отделом координации программ. Этот отдел был похож на пчелиный улей. В течение дня здесь все кипело, бурлило — люди добросовестно занимались своим делом. Вряд ли найдется хоть один телевизионщик, который в те годы не имел дела с этим отделом, руководимым строгим, справедливым и профессиональным шефом. Исходя из этих качеств Эльмиры, в 1991 году Артак предложил ей стать продюсером «3-го канала», и, несмотря на преданность своему отделу, она пошла на это. Пошла практически вслепую, не зная, что ее ожидает, но она поверила Артаку, команде, которая только-только собиралась, и, наконец, новому делу, ибо увидела в нем просвет, луч яркого света среди царства круглых, квадратных, яйцеобразных столов политизированного в те дни родного телевидения.
Вачаган Нерсисян — редактор новой телепрограммы. Это был прямой, честный, преданный человек, великолепно владеющий армянским языком. Он дружил с Артаком со студенческой скамьи и пришел с ним на телевидение. Был рядом всегда. Ни одна ошибка или неправильный оборот в тексте не проходили мимо его внимательного взора. Он умел создавать вокруг себя атмосферу доброты, не любил дилетантов. Характерным жестом проводя большим и указательным пальцами по уголкам губ, мог сострить так, что это оставалось в памяти надолго.
Артавазд Егоян — человек-оркестр. В жизни он перепробовал многое. Был музыкантом, эстрадным певцом, артистом, телефонистом, патанатомом, оператором, режиссером, звукооформителем, ведущим телепрограмм… До сих пор мы над ним порой подшучиваем, говоря, что ему уже 120 лет, ибо в его годы практически невозможно пройти через все эти профессии.
На телевидение Артавазд пришел в конце 89-го. Надо сказать, он самостоятельно овладел несколькими языками, включая французский, и стал дома, в любительских условиях, переводить фильмы и мультики на армянский язык. Именно это дело привело Арто на телевидение, познакомило с Артаком — и пошло-поехало. «Путь Дракона» — первый фильм, переведенный Артаваздом, — был показан в программе «Встреча», потом пошли мульты по «Мозаике», скетчи с его участием, ну а после уже «3-й канал».
И, наконец, пятый член нашего «экипажа» — Карен Кочарян, ваш покорный слуга. Пройденный мной путь уже знаком читателям. Добавлю лишь, что с Артаком я начал работать с 1989 года в программе «Мозаика». Именно он реализовал мою давнишнюю мечту — быть в кадре актером и ведущим одновременно. Именно Артак пригласил меня вместе с Арменом Амиряном вести первый в истории нашего телевидения 24-часовой новогодний телемарафон «Путешествие в 1991 год». Он доверил мне ведение «3-го канала», и именно ему я благодарен за бескорыстную дружбу и за свою сегодняшнюю популярность, ибо наше детище — «3-й канал» — с первого эфира 19 февраля 1991 года стало самой популярной и любимой программой Армянского телевидения.
Однако… Любимый канал для Артака стал его лебединой песней. 96 выпусков… 96 вечеров прямого эфира… 96 праздничных программ… Почему праздничных? Не знаю, трудно объяснить. Так хотелось Артаку, так хотелось нам всем. Каждый выпуск он называл юбилейным, будь то 50-й или 67-й, и каждый в обязательном порядке надо было отметить. Мы уже думали о настоящем юбилее, сотой по счету программе, строили планы, даже делали какие-то заготовки, однако судьба распорядилась иначе. Смерть подкралась к Артаку неожиданно. В ночь с 28 на 29 августа 1992 года, в 3 часа ночи, меня разбудил телефонный звонок. «Артака больше нет, Андо тяжело ранен, в больнице. Срочно нужна кровь…» — услышал я загробный голос Арто. Хотелось верить, что я сплю, и все это в кошмарном сне, но увы…
Андо — Андраник Арутюнян — был одним из командиров арцахского освободительного движения и большим другом всей нашей команды. Это был самый настоящий герой. Когда он на белом коне въехал в оккупированное азербайджанцами маленькое село Бердадзор, они без единого выстрела сбежали. Друзья после этого прозвали его Бердадзорци Андо. Автокатастрофа на трассе Арташат-Ереван унесла от нас двух прекрасных парней.
Некоторые утверждают, что душа человека после смерти переселяется в растение, птицу, животное, камень… После гибели Артака нас всех часто посещали бабочки, причем в самых невозможных местах… Комментарии излишни…
Перед нами встал жизненный вопрос — ЧТО ДЕЛАТЬ? Закрывать программу или продолжать выходить в эфир? Дом Эльмиры стал как бы штаб-квартирой «3-го канала». У них была «телевизионная семья». Ее муж Гагик Амбарцумян был одним из лучших операторов Армянского телевидения, дочь, Ануш Амбарцумян благодаря настойчивости Артака — уже больше года полноправным членом нашей команды, являясь автором и ведущей «Музыкального коктейля», а в дальнейшем PARTY ZONE. Так что у всех в семье в этот момент была единая боль.
В один из тяжелых для нас вечеров наша команда собралась у Эльмиры и приняла окончательное решение. 3-й КАНАЛ ДОЛЖЕН ПРОДОЛЖАТЬ ВЫХОДИТЬ В ЭФИР. Руководить программой будет Эльмира как самый опытный телевизионщик.
После небольшого перерыва эфир возобновился. У режиссерского пульта 97-го выпуска встал Гагик Амбарцумян, который отлично понимал, что в столь тяжелый момент нам нужна поддержка. Вся программа была посвящена памяти наших друзей.
Затем в передаче появились новые рубрики. Благодаря частым зарубежным поездкам Гагика мы имели исключительную возможность представлять зрителю разные страны, наших именитых и незнакомых соотечественников.
Впервые для телепрограммы была создана музыка, которую писал наш единомышленник, ныне популярный Ара Геворкян. В эфире появились знаменитости, народные умельцы, артисты, музыканты, певцы, спортсмены, ученые, духовные сановники. Многие, никому не знакомые исполнители, у нас получали путевку в жизнь. Была создана детская программа, которую впервые вели сами дети… Словом, «3-й канал», игнорируя энергетический и экономический кризис, всегда был желанным гостем у телезрителей с движками и автомобильными аккумуляторами.
Однако май 1994 года нанес нам еще один непоправимый удар. От инфаркта ушел из жизни Вачаган Нерсесян — наш Вачо, который всегда имел свое место и свой колорит в нашей команде. В третий раз сердце не выдержало…
Что же делать теперь? Может, это рок, знак свыше? Может, на самом деле остановиться? Ни в коем случае. Слава богу, что эмоции не взяли верх над разумом.
Годы шли… У нас была собственная техника, монтажная… В 1995 году Министерство юстиции Армении дало нам лицензию, и мы стали независимой телекомпанией, продолжая выходить в эфир на государственном телеканале. Программа процветала. Приходили и уходили молодые. Многие из них у нас учились держать микрофон, правильно выстраивать мысли, монтировать материал, держать камеру…
Это была своеобразная телевизионная академия, которая вместо простой корки диплома бесплатно давала самое главное — профессию и доброе отношение к телезрителю. К счастью, большинство из них хорошо усвоили эти уроки, и сегодня многие — профессионалы своего дела.
А дети? Десятки детей вели детско-юношескую программу «3-го канала». Тогда они еще делали первые шаги в школе, но их уже узнавали, им улыбались. Сегодня для них школьные годы подходят к концу, но они все помнят и любят свой канал…
Всем этим более десяти лет руководит Эльмира. Она взвалила на свои плечи такую тяжесть, какую не вынесла бы ни одна женщина. На самом деле ей было нелегко, т. к. времена были смутные, раз в год менялось руководство, и надо было со всеми бороться и всем что-то доказывать, разъяснять, что такое телевидение и «с чем его едят». Ведь все эти руководители практически были дилетантами, прислужниками властей. Они отличились там, в верхах, и их назначили. Благо, хоть некоторые советовались с профессионалами.
Имея поддержку Эльмиры, мы продолжали бороться. Боролись, делая в эфире интересные программы, отмечая дни рождения, национальные праздники Армении и разных стран, путешествовали по миру, по городам и селам. Останавливались на «Вернисаже», бродили по «Старому и новому Еревану», беседовали со «Звездами» и интересовались их «Судьбами», заглядывали по ту сторону сцены, где светились «Огни рампы», «В шутку и всерьез» листали страницы «Календарей» и уверенными шагами шли «Навстречу ХХI веку». Словом, наше «колесо» набирало полные обороты, как вдруг еще один удар судьбы…
Это было летом 1999 года. Нас, мягко говоря, «попросили», причем попросили с обворожительной улыбочкой (так, наверное, «более порядочно»). Вначале с той же улыбкой начали сокращать эфирное время, потом все с такой же дежурной улыбкой подписали приказ «уволить по собственному желанию». И жарким летним днем 99-го, загрузив всю нашу технику и мебель в два грузовика, мы распрощались с нашим домом. Это был один из самых тяжелых дней в нашей жизни. Однако мы уже привыкли не разочаровываться. Несмотря на многочисленные письма в адрес президента и правительства, авторами которых были как простые смертные, так и известные академики, там, на Норкском холме, в «Белом доме» продолжали улыбаться и, более того, избавившись от конкуренции, стали копировать наши программы, меняя лишь названия. Ладно уж, бог с ними. Время рассудит.
Именно в эти дни у Эльмиры возникла идея. Все, что мы делали по сей день, надо поставить на колеса и рельсы, зажечь семафор и пуститься в железнодорожное телевизионное путешествие в «3-м вагоне», тем самым вновь возродить как наши, так и железнодорожные добрые традиции. Начались долгие переговоры, и она опять добилась своего. Теперь у нас появился свой вагон, который был переоборудован в студию, и эфирное время на телекомпании «Армения», которая, оценив наш профессиональный опыт, протянула нам руку помощи. И вот 12 декабря 1999 года наш вагон в сопровождении «парней музкоманды» под звуки небезызвестного марша Г. Арменяна из железнодорожного депо начал свое путешествие по миру прекрасного. Возродился эфир, возродились мы с Артаваздом — бессменные ведущие любимого канала. Правда, уже в формах проводников и с проседью в волосах, но с той же верой в наше общее дело… К нам примкнул великолепный человек и известный композитор Мартин Цолакович Вардазарян со своей авторской программой «Мы из джаза».
Так наш «паровоз летел вперед» и привел нас в другую телекомпанию — «Ереван». Честно говоря, лучше бы, чтобы на той стороне не было рельсов, и мы, не сворачивая, продолжили бы свое путешествие, но никто из нас не имеет права распоряжаться судьбой. Правда, было приятно, что кроме «3-го вагона» мы восстановили в эфире и «3-й канал». Молодая телекомпания «Ереван» очень выигрывала от этого, чего не понимали «хозяева» частного канала. По всей вероятности, мы кому-то где-то мешали. Кто-то постоянно нам вставлял палки в колеса. Вагон кому-то из высших чинов понравился, и он забрал его себе. Программы, представляющие «Людей ХХI века», «Сказки Еревана», нашу Культуру, Искусство и Историю, не приносили дохода «хозяевам» телекомпании, т. к. наши пресловутые бизнесмены предпочитали спонсировать не таких, как мы, а далекие от культуры сомнительно-развлекательные телепрограммы. И нам пришлось распрощаться и с этой телекомпанией.
Сегодня мы втроем — Эльмира, Арто и я. Трое с «Третьего» остались верны своей дружбе, своим принципам, профессионализму и честности. Несмотря ни на что, мы люди богатые. Правда, у нас нет счетов в швейцарских банках, но зато у нас есть целая история, история тяжелых 90-х, когда надежда пропадала последней, история человеческих судеб, которую мы передадим нашим детям и внукам, а те своим…



*Хент — в переводе с армянского «сумасброд».  

Комментариев нет:

Отправить комментарий