HOW ARE YOU?

Собранные под этой обложкой тексты объединены одной темой, название которой БЛОКАДА.
У русского читателя это страшное слово ассоциируется в первую очередь с ленинградской блокадой, равно как и жуткое ВОЙНА — с Великой Отечественной (она же Вторая мировая).
Впервые побывав в Армении полтора года назад, я с удивлением обнаружил, что здесь эти слова обозначают нечто иное. Я вел в Цахкадзоре семинар молодых армянских прозаиков, пишущих на русском или переведенных на наш язык, и когда в рукописях мне встречались эти слова, контекст, в котором они использовались, был непривычным для русского уха и глаза. ВОЙНА — это то, что у нас именовалось «событиями в Нагорном Карабахе», БЛОКАДА — время, когда граждане Армении были практически отрезаны от всего мира и несли тяготы, разумеется, несопоставимые с ленинградскими, но, тем не менее, ПЕЩЕРНЫЕ. Когда в многоэтажных городских домах не было света, газа, воды, а в магазинах — хлеба, практически не работал транспорт, везде вырубали деревья, чтобы топить буржуйки. Так вот, книга эта полна ПОДРОБНОСТЕЙ, историй о том, как армянские люди тем не менее жили и выжили тогда, ухитрившись не впасть в первобытную дикость. Многие мои «семинаристы» были в те времена совсем юными, но когда я с ними познакомился, кто-то из них уже числился ветераном той войны, и все они без исключения имели тот опыт, который не дай Бог кому-либо иметь.
Именно они и составляют основной костяк авторов этой книги. Некоторые из них широко известны, другие пока что «знамениты в узких кругах». Прекрасно, что именно им пришла в голову мысль запечатлеть в художественных образах то, что они когда-то пережили; прекрасно, что они подвигли на это других личностей из мира культуры и искусства, поделившихся своими мемуарами и воспоминаниями.
Основной эффект от чтения этого сборника заключается в том, что авторам безоговорочно веришь, ибо повествования их наполнены такими деталями, придумать которые невозможно.
Веришь, несмотря на то, что и мир сейчас, вроде бы, совсем иной, и люди другие. И в Ереване сегодня полным-полно продуктов, исправно функционируют кабаки, театры, музеи, метро, автобусы, троллейбусы. И, разумеется, ВСЕГДА ГОРИТ СВЕТ. И уже выросли деревья, посаженные на месте срубленных.
Увы, к сожалению, все описанное в этой книге было, было, было!
Но — характерная деталь! — эта высококачественная русская проза с армянским прононсом начисто лишена нетерпимости и ненависти, чему так легко поддаться, забыв про разум. И многое из того темного, страшного, безнадежного вспоминается авторами почти с улыбкой.
Здесь нет душераздирающих описаний смерти, ранений, уродства, озверения. Я, кстати, заметил, что люди, много испытавшие, насидевшиеся, к примеру, в тюрьме не любят вспоминать о МЕРЗКОМ. О смешном или трагичном — да, но не о мерзком. Вот и здесь — вспоминая суровые годы своей юной жизни, авторы невольно ищут в них светлое или веселое.
Хотя… любой человеческий опыт уникален, особенно отрицательный.
Разумеется, и в Ереване — авторы этого не скрывают — были тогда мерзавцы, существовавшие согласно горькой русской пословице «Кому война, кому — мать родна». Так ведь и в блокадном Ленинграде одни люди пухли с голоду, а другие «вкушали» красную рыбу, икру, пирожные.
Вообще, пожалуй, только в нынешние времена, когда сегодня на календаре 13 февраля 2016 года, становится понятным, как это, оказывается, просто — озвереть, и как это трудно — остаться человеком Божьим. Человечество явно куда-то не туда пошло в своем развитии, причем абсолютно ВСЕ: не только русские, украинцы, армяне, азербайджанцы, белорусы, латыши, другие представители «братских народов СССР», но и американцы, англичане, немцы и далее по алфавиту. Взрывы нетерпимости и просто взрывы сотрясают планету. Мораль низведена до ничтожного уровня, Бога нет, все позволено. Тонкий слой цивилизации, как слой пыли, легко сдуло шквальными ветрами конца ХХ начала ХХI века.
Читая эту книгу, я думал о том, что все же прогресс есть, и он заключается не только в том, что человечество научилось щелкать по клавишам компьютера, мыться, выходить в космос и интернет, пользоваться туалетной бумагой. Мне кажется, что медленно, постепенно, но и к так называемым простым людям, одураченным ЛЮБОЙ пропагандой, приходит наконец-то в голову простая мысль: враждуют Монтекки и Капулетти, а умирают Ромео и Джульетты. И другая: нравится им это или нет, худо ли бедно, но люди ОБРЕЧЕНЫ жить вместе в коммунальной квартире по имени Земля со всеми ее «прелестями». Ведь планета у нас пока всего лишь одна. Другие все еще далеки для нас, и эмигрировать туда в ближайшее время истории не удастся ни одному, даже самому пассионарному народу.
А еще я подумал о том, что многократно осмеянная фальшивая улыбка американцев с их вечным Im fine, пожалуй, лучше навязанного «братства народов» — ведь Каин и Авель тоже были братьями. И о том, что мир спасется не только добротой, красотой, любовью, но и толерантностью, может, и не хорошими, но ПРАВИЛЬНЫМИ манерами, когда я, например, кого-либо терпеть не могу, но ни за что не стану при встрече вцепляться ему в глотку. «How are you?» — спрошу я своего неприятного соседа, и он, ненавидя меня, ответит с широкой улыбкой: «Fine
Так, глядишь, и подружимся.

ЕВГЕНИЙ ПОПОВ
3 февраля, 2016
        Москва

Комментариев нет:

Отправка комментария